Много шаблонов для WordPress на wordpreso.ru; полезные заметки о веб-разработке на Druweb. Читайте документацию на сайте, Русский Drupal.
Вы просматриваете: Главная > Общее > Философские размышления о культуре

Философские размышления о культуре

Культура и философияВсякое возделывание есть некое созидание. Последнее же всегда состоит в придании формы чему-то прежде хаотическому, почти бесформенному. Культура поэтому есть информирование опять-таки в первоначальном латинском смысле и этого слова. Информирование — другими словами образование, придание образа, формы. В таком случае «культурная» душа в отличие от души «дикорастущей» есть информированное, образованное, имеющее определенную форму человеческое существо.

Так как всякая форма есть некая структура, культура является процессом структурирования души, или, если хотите, ее иерархизацией. «Культурная» душа всегда имеет иерархию — норм и ценностей, желаний, мыслей, в конце концов. Без такой иерархии, правил, структуры нет формы, а значит, нет и культуры.
Это, однако, не означает завершенности «культурной души». Культура — возделывание, а не возделанность; процесс, а не результат. Верно, что результат всегда имеется в виду, но лишь как очень далекая цель, приближение к которому рекомендуется, но достижение невозможно. Это значит, что информирование продолжается бесконечно, образование не сменяется образованностью, а истинный ученый всегда понимает вместе с Сократом всю бездну своего невежества. Это означает также что иерархия, структура души — величина принципиально переменная;  душа вечно переоформляется — и потому всякий ригоризм (будь то моральный или интеллектуальный) есть показатель остановки культуры, плавный переход ее цветения в безысходную дикость высушенного побега. Культура дает душе форму, но всегда существует лишь временной образ, который сменяется следующей, иной формою. И именно в этом процессе — суть культуры, ее жизнь.
Как всякое живое единство, культура постоянно и оформляет, и разрушает, она, скорее, вечное беспокойство становления, нежели мертвенная остановка ставшего. Ницше отлично знал это, говоря о единстве дионисийского и аполлонического начал культуры — творческого вожделения Диониса и оформляющей красоты Аполлона. Дионисийский экстаз питает аполлонические сны — и одного не существует без другого. Поэтому культура, возделывание души, вовсе не столь приторно-умеренна, как это столь часто представляют нам газеты или телевидение. Она не сводится к заметкам в соответствующих рубриках журналов и тем более к телевизионным искусствоведческим репортажам с выставок.

В культуре есть бунт, есть страсть, она часто следует логике нашего выдающегося анархиста — М. Бакунина, писавшего, что «радость разрушения есть, в то же время, и творческая радость». Во всяком случае, в подлинной культуре всегда есть страдание расставания со старым, но в ней же можно встретить и ликование встречи с чем-то совершенно новым, прежде еще не бывшим.
И, по крайней мере, следует помнить, что родина культурного человечества — Древняя Греция всегда совмещала пластическую оформленность статуи с безумными лесными оргиями менад-вакханок. Культура не только творит жизнь, она жизнью творится; она не только обогащает личность, но создается личностью жизненно богатой.

© 2017, Мировая культура.